Расследование преступлений Гиркина и Ко: саботаж на всех уровнях

  • Расследование преступлений Гиркина и Ко: саботаж на всех уровнях

Расследование преступлений Гиркина и Ко: саботаж на всех уровнях
Расследование преступлений Гиркина и Ко: саботаж на всех уровнях

Виктор Шокин и Арсен Аваков наивно полагают, что это сойдет им с рук.

С момента захвата Славянска группировкой российского диверсанта Игоря Гиркина и начала войны в Донбассе прошло уже полтора года, однако расследование военных преступлений боевиков РФ на официальном уровне до сих пор фактически не ведется.

Неуклюжая государственная машина тяжело справляется со своими обязанностями, следователи часто теряют или игнорируют доказательства вины оккупантов. А работу МВД, ГПУ и СБУ во многих случаях выполняют волонтеры и активисты общественных организаций.

По мнению волонтеров, которые ищут доказательства преступных деяний агрессоров, правоохранительные органы Украина в Луганской и Донецкой областях не заинтересованы в наказании виновных и откровенно саботируют процесс. Поэтому государство слишком медленно и неэффективно собирает соответствующую информацию, плохо работает с международными инстанциями, способными помочь нам организовать уголовное преследование российских террористов и официально признать их военными преступниками.

С лета 2014 года в освобожденной от боевиков части Донецкой области практически не расследуются преступления, совершенные там в период оккупации террористами Игоря Гиркина и местными бандитами. Несколько вопиющих случаев давно стали известны общественности, однако в милиции словно специально спускают дела на тормозах.

Летом 2015-го родственники убитого сепаратистами депутата городского совета Соледара Ивана Резниченко заявили, что следователи из Артемовска и местная прокуратура не желают расследовать дело и намерены выпустить убийц из тюрьмы под подписку о невыезде. По словам Игоря Резниченко, сына жертвы, его отец был похищен сепаратистами в июне 2014 года, а тело нашли только в январе нынешнего. Обнаружил останки коллега и соратник Резниченко, депутат Соледарского горсовета Роман Махник. Он рассказал, что сам провел расследование и нашел убийц, которые указали ему место захоронения и признались в содеянном. Милиция бездействовала.

В январе обоих подозреваемых задержали. Однако сразу после этого один из них был выпущен в качестве свидетеля. Второй несколько месяцев просидел в СИЗО, но потом и он вышел на свободу под подписку о невыезде. Через несколько месяцев следователи так и не опросили в качестве свидетелей ни самого Махника, ни других родственников убитого. По факту бездействия милиции Игорь Резниченко написал обращение в прокуратуру Артемовского района Донецкой области, в котором рассказал, что сотрудники МВД намеренно развалили дело о сепаратизме и убийстве.

Не менее тревожные сигналы поступают из Луганщины. Там следствие не спешит рассматривать страшные преступления, совершенные в оккупированных незаконными вооруженными формированиями городах Лисичанске, Северодонецке и Рубежном, где русские казаки и местные коллаборационисты держали в подвалах и пытали невинных людей.

Одним из главных центров насилия в этом регионе, по свидетельствам бывших заложников, стало помещения стеклозавода «Пролетарий» в Лисичанске. Там действовала база известного пророссийского батальона «Призрак», которым командовал убитый в мае 2015 года году Алексей Мозговой.

В тех помещениях боевики содержали как «политических» заключенных, так и местных бизнесменов, за которых требовали выкуп у родственников. Как написала в своей статье на сайте «Радио Свобода» журналистка Центра гражданских свобод Мария Томак, ей удалось встретиться с некоторыми пленниками российских боевиков: Владимиром Козюбердой из Рубежного, председателем ОИК № 110 Антонидой Мельниковой и пастором одной из городских протестантских церквей. Все эти люди рассказывали, что их удерживали на территории «Пролетария», где били и пытали. Кроме того, они сообщали, что там существовали склады оружия и отстойник техники боевиков. В целом, по их словам, на заводе находилось около 500 боевиков и еще около 20 заложников.

Однако милиция утверждает, что ей вообще ничего не известно о захвате «Пролетария» боевиками. Никаких заявлений по этому поводу в милицию не поступало и проверки по этому факту не было. Остается только добавить, что владельцем завода считают народного депутата от Ооппозиционного блока Сергея Дунаева, который публично называл в своих речах террористов «ЛНР» «героями».

Председатель волонтерской организации «Евромайдан SOS» Александра Матвийчук, которая собирает доказательства злодеяний режима Януковича против активистов Майдана в Киеве, а также военных преступлений российских боевиков на Донбассе, подтверждает, что украинские правоохранители работают крайне непрофессионально. По ее словам, волонтерам и активистам приходится буквально заставлять официальные органы власти работать и передавать доказательства злодеяний в международные инстанции:

«Когда встал вопрос о наказании преступников по окончании революции, «Евромайдан SOS» имел два предложения. Первое — это создание специального управления по расследованию преступлений против участников Майдана. Мы хотели, чтобы ГПУ, МВД и СБУ сформировали единый центр, который этим занимался. К сожалению, нам пришлось очень долго этого добиваться. Только в декабре 2014 года, когда под прокурором Яремой зашаталось кресло, он это сделал. Второе — чтобы наш парламент ратифицировал Римский статут. Это важно для того, чтобы Международный уголовный суд в Гааге мог рассматривать самые тяжелые случаи нарушения права в Украине. Но наше государство до сих пор его не ратифицировало.

Доказательств достаточно. Гиркин и К° оставили после себя немало следов, однако это мало интересует украинских правоохранителей.

Верховная Рада пошла другим путем. Есть п. 7 Римского статута, который позволяет разовые обращения. То есть резюмируется, что страна его хочет ратифицировать, но это занимает определенное время, и поэтому она может разово обратиться с признанием юрисдикции. Впервые мы подали прошение расследовать преступления против Евромайдана. Гаагский суд отозвался и открыл предварительный этап изучения дела. По его результатам должен быть начат основной. А потом вместо того, чтобы ратифицировать Римский статут, Украина подала вторую разовую декларацию, уже чтобы добиться наказания для преступников на Донбассе. На самом деле значительно более ответственно было бы для нашей страны ратифицировать Римский статут, хотя и такие разовые декларации дают нам возможность к нему апеллировать.

ГПУ собирает и передает в Гаагу определенные материалы. Но есть куча вопросов относительно их качества. Потому что мы проводим параллельные расследования и параллельный сбор доказательств и часто интересуемся у людей: какие правовые действия вы совершили, чтобы добиться правды? Часто нам отвечают, что даже не писали жалоб в милицию, потому что на освобожденных территориях правоохранители, служившие боевикам, остаются в рядах МВД и сегодня, поэтому и жаловаться им нет никакого смысла.

Освобожденные бойцы, попавшие в плен под Иловайском, рассказывали нам, что никаких свидетельств в ГПУ, СБУ, МВД не давали, — продолжает Александра Матвийчук. — В СБУ только сказали им «поздравляем с возвращением». Хотелось бы конкретных правовых действий, но этих людей даже никто не опрашивал. Поэтому мы хотим знать: а проводится ли в Украине вообще адекватный анализ событий для установления военных преступлений? Фактически сейчас мы, волонтеры, сами подаем заявления о том, что нам стало известно относительно определенного преступления, если непосредственная жертва по каким-либо причинам сама этого не делает. Таким образом мы фактически выполняем работу правоохранителей, которые действуют очень пассивно».

Матвийчук привела еще один пример. В ответе, который прислали ей из МВД на запрос о следствии по злодеяниям террориста Гиркина в Славянске, было сказано, что дело против него было возбуждено в Харьковской области, а в Донецкой такие уголовные производства даже не начинались. И это при том, что волонтеры нашли и передали правоохранителям смертные приговоры, подписанные Стрелковым лично. В период оккупации он приказывал убивать местных жителей за реальные и надуманные провинности.

По словам девушки, подконтрольные Киеву территории Донецкой и Луганской областей следует считать освобожденными частично, потому что никакой люстрации местных правоохранителей и местной власти там до сих пор не произошло. Поэтому полагаться в вопросах поиска доказательств и привлечения преступников к ответственности на официальные органы в этих регионах не стоит.

Как и вообще надеяться на создание международного трибунала для наказания российских преступников — при такой работы украинской власти. Пока что, как представляется, руководству государства просто не нужна эта лишняя для нее головная боль. Поэтому надеяться приходится на гражданское общество, которому хватит упорства, чтобы заставить международный суд наказать виновных.

Денис Казанский, опубликовано в издании Тиждень.UA

Перевод: Аргумент