Сможет ли стать Украина Европой

  • Сможет ли стать Украина Европой

Сможет ли стать Украина Европой
Сможет ли стать Украина Европой

Массовые убийства в столице Франции всколыхнули информационное пространство, вызвали «войну аватарок», тонны ненависти, прогнозов апокалипсиса и распада Европы, плюс на фоне всего этого добра – удушливую волну конспирологии.

Лично Путин отправил на Елисейские Поля чеченцев и членов ИГ, использующихся в темную, чтобы отвлечь внимание от Украины. Что тут можно сказать? Обычно антидепрессанты, сезонные фрукты и водные процедуры хорошо помогают от похожих симптомов.

Хотя проблема столкновения миров вполне реальна и она гораздо шире, чем просто теракты в Париже, которые не дают покоя украинским социальным сетям. По факту теракты – это только пена на огромном котле, имя которому глобализация. Остановить операцию Запада на Ближнем Востоке взрывами и расстрелами дискотек, всё равно что пытаться задержать каток, бросая под него веточки. Но и остановить исламскую диффузию управляемыми бомбами и карикатурами – попытка мочиться против ветра.

Конечно, реально строить шестиметровые стены, поля датчиков, базы БПЛА, громить картели, доставляющие беженцев за деньги в Европу, проводить рейды и топить корабли, наносить удары десятками самолётов по крохотным аулам. Это будет дорого, неэффективно и очень некрасиво выглядеть по ТВ. Плюс у ЕС нет сотен тысяч профессионалов, которые оставят туалеты с подогревом, дискотеки и массажные салоны, чтобы десятилетиями сидеть на «Новом фронтире», нет религиозной палки или мотивации для такого жёсткого конфликта цивилизаций.

И главное, неделю спустя после последнего вылета по ИГ Ахмет из Судана зайдёт в интернет-кафе на деньги с продажи козьего сыра. И он увидит свой обещанный Кораном Аль-Фирдаус где-то неподалеку от Баварии. Там бьют потоки воды из фонтана, и она стеной падает с неба, зелени в одной фотографии больше, чем во всей его деревне, а 72 гурии с бокалами пива трутся друг об друга на пенной вечеринке.

И он продаст всё стадо, хижину, трёх жен и уедет туда на корабле с бананами, или в фуре с двойным дном, или купит туристическую визу и растворится в одном из мегаполисов навсегда. Мы не в состоянии контролировать этот процесс – паутина самолётов, судов, скоростных поездов и социальных сетей сделала этот мир гораздо ближе, чем нам кажется. И в нём очень тяжело поставить реально работающие границы, не поломав торговлю или туризм.

Более того, Запад остро нуждается в арабах, африканцах, азиатах или жителях Восточной Европы. Во всех, кто может приехать и толкать его экономику. Никто этого особо и не скрывает. Диспут идёт только в сегменте того, как относиться к приезжим. Правые хотят квот, тестов на знание обычаев и IQ, стен и ужесточения миграционного законодательства. Левые играются в своё любимое равенство, социальные пакеты и курсы акклиматизации.

Но вопрос просто совершенно не стоит в плоскости принимать беженцев, переселенцев и эмигрантов или нет. Он решён очень давно и навсегда. Коэффициент фертильности во Франции составляет 1,9 , в Швеции – 1,67, в Британии – 1,7, в Австрии – в районе 1,3. Это число рождений на одну женщину уже с неграми, мигрантами и мусульманами. Меньше банального воспроизводства популяции. Конечно, глупо на сегодня говорить о медленном вымирании. С этими цифрами должно пройти больше тысячи лет, чтобы произошло исчезновение народа.

Но вот с экономикой проблемы есть и немалые. Все это накладывается на антимонопольные законы ЕС, на моменты с субсидированием, например, сельскохозяйственной сферы, на регулярные проблемы финансового рынка, на стремительное старение населения и раздувание социальных программ. И пока ватные журналисты пишут о том, что Швеция захлебывается в беженцах, первые её лица с трибун авторитетно заявляют, что беженцы – это здорово. Целых 0,5% роста экономики, оживление в коммунальном хозяйстве, а программами по ТВ этим крайне нужным людям собирают помощь в районе 4-5 млн долларов. И тут всё просто, никакой высшей математики или руки ЗОГ.

К условным двадцати годам Фатима родит для Швеции или Франции двух Али и одну Зухру. Один из них плотно сядет на социальные выплаты, один пойдёт в банду, а мамина радость откроет лавку сладостей. К условным двадцати годам Мари вынюхает двадцать грамм амфетаминов и посетит двадцать далёких стран. Считать умеете? Ничего личного – просто бизнес. Кто будет вытирать зад вашим собакам, чистить бассейн, жарить деннер и стоять на конвейере? Бабушка Жанна, у которой единственной дочке уже 45 лет?

Другой вопрос, что европейцам долго и качественно выносят мозг толерантностью, равенством и братством, чтобы Али мог на их налоги получить карту на еду и потратить её на косвенные субсидии в агросектор ЕС, страдающий от глупых санкций против условного Путина. Но это уже тонкости. Главные проблемы диффузии – невозможность её остановить без этнических чисток и геноцида, а также взаимная экономическая заинтересованность.

Обе стороны хотят, чтобы статус-кво продолжался. Будет больше заборов или больше курсов языка, больше рамок металлоискателей или меньше выплат, но сам процесс останавливать никто не будет. Да его и невозможно остановить. Его можно только возглавить. А кого изнасиловали или порезали необучаемые патерналисты – вам всем срочно нужно в полицию и на кушетку к врачу. Так на сегодня работает система, хорошо это или плохо.

Более того, вечная операция против исламистов и спорадические теракты в столицах объединённой Европы никого из элиты ЕС особо не пугает. С момента вторжения Альянса в Ирак и Афганистан Запад потерял не менее 20-25 тыс. жизней. Со всеми атаками, военными потерями, подрывами, шахидами, пусками «Скадов», взрывами в метро, поножовщиной в Лондоне и подрывами поездов в Мадриде. Эта цифра, как бы цинично такое сравнение не звучало, колеблется где-то в районе смертности от редких болезней и жертв ЕС на дорогах за год.

Финансовые потери трёх кампаний впечатляют и могут достигать для атлантической цивилизации более 2 трлн долларов. Но не подскажите, куда делся Каддафи, Саддам, государственность, полдюжины арабских стран и что случилось с ценой на углеводороды? Чьи жертвы достигают миллиона человек, а шииты ездят в увлекательные командировки в Дамаск, чтобы привезти оттуда десяток своих мёртвых генералов обратно в Тегеран? Кто готов продавать «кровь земли» в любых количествах и по любым ценам, чтобы оплачивать дюжину войн от Йемена до Ливии. У кого ОПЭК отказывался собираться, чтобы пересматривать объёмы производства при ценах по 44 доллара за баррель?

Кстати, если кто не помнит стартовые условия – в 90-х годах прошлого века моджахеды бегали по Боснии. Ребята с зелёными повязками на головах создавали в Македонии и Сербии Великую Албанию. Сирия строила реактор. В портах исламисты торпедировали эсминец «Коул» и взрывали в Африке посольства США. Цена на нефть начинала медленно расти, пока не дошла до совсем уж неприличных значений.

Россия устраивала «броски на Приштину» и рисовала красные линии для НАТО в Восточной Европе. И как вам картина мира на ноябрь 2015? Ничего не изменилось? В каких странах разворачивают оперативные штабы НАТО, какой курс выбрала Сербия, к чему привели ядерные программы Ирака, Сирии и Ирана, сколько стоит бензин в США и Европе, кого взрывают исламисты, если сравнить абсолютные числа?

Да, всему этому есть цена. Иногда такая политика стоит взрывов на футбольных играх, расстрелянных дискотек и шока обывателей, которые внезапно понимают, что война – вещь обоюдная, и не всегда белые люди будут при помощи дронов охотиться за Али с высоты двух километров, санкциями принуждать страны к миру и помогать расцвести арабской весне.

Но так уж случилось, что Париж, несмотря на все теракты, всё равно останется одним из самых безопасных городов на планете. В трущобах Александрии, Дамаска или Мумбаи эти 150 человек погибнут за одну ночь. Во время перестрелок уличных банд в Мексике трупы не убирают неделями – просто невозможно подойти туда из-за плотного огня. 10% населения Земли регулярно голодает, многие не имеют доступа к чистой воде. А что у нас в Париже?

С помощью сети камер, полицейских БПЛА и вертолётов террористы в европейских столицах редко переживают пару часов с момента начала агрессии. Большинство из нападающих подорвали себя поясами шахида до контакта с BRI, они прекрасно понимали, что это билет в один конец.

Пострадавшим соберут миллионы долларов волонтёры, с ранеными будут заниматься психологи и медики, виновников найдут и уничтожат. Странно на фоне трёх атак в год слышать истории про «Закат Европы» или про то, что скоро агрессивный ислам захлестнёт весь мир. Население ЕС – более 700 млн человек. С одной из самых лучших систем безопасности на планете, с атомным авианосцем и вооружёнными силами, разобравшими Ливию за несколько месяцев, с элитными подразделениями полиции.

Их уровень жизни позволяет обеспечить любому мойщику туалетов страховую медицину, услуги стоматолога, свежие фрукты зимой и поездки на курорты на другой континент. Для того чтобы оценить угрозы Европе, анализируя численность 10 % мигрантов на сегодня живущих в ЕС и редкие атаки исламистов, нужно честно ответить на два вопроса. Когда афроамериканцы и латиносы, заполонив Америку, разрушат государственность США? И когда рухнет РФ, после того как у них взорвали Домодедово, метро и взяли штурмом театр, а мусульмане рожают стабильно больше титульной нации?

И вот тут мы подходим к самому лично для меня главному – реакции украинцев на происходящее. По сути, рядовой теракт. Таких на планете десятки в год. Просто здесь совпала атака крупнейшей культурной столицы мира с безудержными фантазиями журналистов и белок-истеричек, сбывшимися «прогнозами» ультраправых и борьбой за гранты бесчисленных социалистов, фондов и СМИ по обе стороны конфликта на сегодня, выстраивающих дымовую завесу. Спецслужбы проспали, оппозиция хочет свалить власть, правые пошли в атаку на левых, Россия пытается выбраться из-под санкций.

В информационном поле однозначно будет дикий хаос. Но и в реальном мире это шок для вечно кипящего жизнью Парижа и огромная боль для тех, кто потерял своих близких в «кровавую пятницу». А мы начинаем становиться в позу и выдавать тирады о том, что Франции было всё равно на наши жертвы, пусть сын Порошенко носит этот флаг. Или проводить космической глупости параллели атак шахидов со специальными операциями ССО РФ в Славянске и Крыму. Или давать феерические советы, пока сами как государство, находясь на распутье между Сомали и Румынией. А чего стоит «война аватаров» с плясками на трупах с обеих сторон?

По этому вопросу хочется сказать одно: Европа – это не кричалки на протестах, безвизовый режим или комфортные условия для бизнеса. Нельзя одной рукой калечить лесбиянок на маршах и требовать диктатуры, а другой – махать флагом «Украина – це Европа». Европа берётся в комплекте. С толерантностью, со способностью собрать для беженцев миллионы долларов, с секуляризацией, с карикатурами, с борьбой профсоюзов, со свободой слова.

Это не опция – это готовое решение. Их нации формировались во время жёсткого противостояния с государством, и они слабо реагируют на этносы. По факту им всё равно, араб ты из Алжира или из Сирии, поляк или украинец. Найдёшь своё место в социуме – добро пожаловать. Хоть через Легион, хоть через трудовую визу и нелегальную миграцию. Плевать. Главное – эффективность.

Не найдёшь – для тебя есть жандармы, социальная помощь, дно мира или депортация, психолог или тюрьма. Система работает. Да иногда даёт сбои в виде перевёрнутых автомобилей и пары сотен жертв. Но работает. Это мы хотим кредитов, «Мистралей», ЕБРР, гуманитарной помощи и «нормандского формата», а не наоборот. Об этом стоит подумать. И весь мир скорбит и хочет помочь Франции, а не Кении, Парижу, а не Дамаску. Об этом тоже стоит подумать. И о том, что ВВП Парижа в три раза больше ВВП Украины.

Никто не будет стоять и гнать золотым кнутом сомневающихся к светлому будущему. Наша страна уже получила огромный кредит доверия от ЕС. Авансом. За выбор демократии и ребят со щитами под пулями. Национальное собрание Франции ратифицировало соглашение об ассоциации.

Сюда поступило более пяти миллиардов помощи от европейских финансовых структур, там есть деньги и официального Парижа. Франция отказалась от сделки по «Мистралям» с РФ и понесла ощутимые финансовые потери просто на ровном месте из-за неприятия системы ценностей агрессора. Десятки программ по экономии, энергетической эффективности, в коммунальном хозяйстве, в сфере полиции и пограничной службы ведутся на средства ЕС. Более сотни автомобилей для пограничников – это транш объединённой Европы.

Экскаваторы и ремонтные станции в армию тоже «родом» оттуда. На подходе трастовые фонды. Думаете, у них нет других проблем, кроме Украины? Я не призываю менять аватары, становиться на колени и охапками нести цветы. Просто стоит помнить, что это должен быть обоюдный процесс. Что как человек, так и государство становятся интересны окружающим, когда вокруг них пульсирует не только бездонная чёрная дыра с надписью «Дай!». А ровный спокойный свет с надписью «Возьми!». Пусть каждый сам придумает, как стать таким путеводным светом для других. И если вы не хотите гореть сами, то совсем не обязательно задувать его в окружающих.

Автор: Кирилл Данильченко «Ронин», Петр и Мазепа